Шаманский сеанс у ачумавов

Жем де Ангуло привел исчерпающее описание шаманского исцеления у ачумавов.[968]Как мы скоро убедимся, в этом сеансе нет ничего загадочного либо неявного. Шаман время от времени погружается в медитации, sotto voce (тихо) бормоча: он говорит со своими дамагоми, «силами» (духами-помощниками), чтоб выяснить причину заболевания, ведь в реальности конкретно дамагоми ставят Шаманский сеанс у ачумавов диагноз.[969]Обычно различаются 6 категорий заболеваний: 1) видимые злосчастные случаи; 2) нарушение табу; 3) шок, вызванный возникновением монстров; 4) "нехорошая кровь"; 5) отравление другим шаманом; 6) утрата души.

Сеанс проводится вечерком в доме хворого. Шаман становится на колени рядом с нездоровым, лежащим на земле головой на восток. "Шаман колышется, тихо бормоча, с полузакрытыми очами. Поначалу Шаманский сеанс у ачумавов это плаксивое мурлыкание, как если б шаман желал петь вопреки некий внутренней боли. Это мурлыкание становится все громче, оно приобретает форму истинной, хотя все еще тихой мелодии. Зрители смолкают, они начинают пристально слушать. У шамана еще как бы нет его дамагоми, который пребывает, может быть, кое-где в дальних Шаманский сеанс у ачумавов горах, а может быть и совершенно рядом в ночном воздухе. Песня должна привлечь его, пригласить и даже вынудить придти […]. Эти песни, как и все песни ачумавов, построены на одной либо 2-ух строчках текста и содержат две-три, время от времени четыре музыкальные фразы. Песня повторяется 10, 20, 30 раз без перерыва — сходу за последней Шаманский сеанс у ачумавов ноткой следует 1-ая без музыкальной паузы. Поется песня в унисон. Такт отбивается руками и не имеет ничего общего с ритмом мелодии. Другими словами в нем есть некоторый собственный ритм, но однообразный и без акцентов. Сначала песни любой из участников отбивает собственный такт, но после нескольких повторений такты синхронизируются. Шаман Шаманский сеанс у ачумавов несколько тактов поет сам, потом добавляется еще несколько голосов, и скоро поют уже все. Тогда шаман смолкает, оставляя работу по вызову дамагоми зрителям. Естественно, лучше петь звучно и дружно, так как так больше шансов разбудить спящего кое-где вблизи дамагоми. Но его будит не только лишь физический Шаманский сеанс у ачумавов шум: еще лучше действует искреннее волнение участников. (Это не моя интерпретация. Я только повторяю то, что мне гласили многие краснокожие.) В это время шаман сосредоточивается. Он закрывает глаза, вслушивается. Скоро он ощущает возникновение собственного дамагоми — вот он приближается, летает в ночном воздухе, посреди деревьев, под землей, всюду, даже в его Шаманский сеанс у ачумавов своем животике […]. Тогда и, в хоть какой момент песни, шаман вдруг хлопает в ладоши и все замолкают. Глубочайшая тишь (посреди природы, под звездами, у мерцающего очага, эта внезапная тишь после резвого, практически гипнотического ритма песни производит большущее воспоминание). Тогда и шаман обращается к собственному дамагоми. Он гласит звучно, как Шаманский сеанс у ачумавов если б он обращался к глухому. Он гласит стремительно, отрывисто, однообразно, на обыкновенном, всем понятном языке. Предложения недлинные. И все, что он гласит, «переводчик» в точности повторяет, слово в слово […]. Шаман так возбужден, что путается в собственных словах. Переводчик, если он издавна работает с этим шаманом, отлично знает Шаманский сеанс у ачумавов все характерные ему ошибки […]. Шаман же все поглубже заходит в состояние экстаза, он обращается к собственному дамагоми, а тот отвечает на его вопросы. Он так соединяется со своим дамагоми, так перебегает в него, что уже сам точно повторяет все слова дамагоми […]".[970]

Диалог шамана с его «силами» бывает время от времени умопомрачительно Шаманский сеанс у ачумавов однообразным; шаман сетует, что дамагоми принудил себя длительно ожидать, а тот оправдывается: он уснул около потока и т. п. Шаман отсылает его и призывает другого. "Шаман останавливается. Открывает глаза. Он смотрится как человек, проснувшийся после глубочайшей медитации. У него несколько удивленный вид. Он просит свою трубку. Переводчик набивает Шаманский сеанс у ачумавов ее, раскуривает и подает ему. Все расслабляются, потягиваются, закуривают папиросы, начинают говорить, шутить, кто-то подкладывает дрова в огнь. Сам шаман тоже присоединяется к шуточкам, но все пореже и пореже по мере того, как проходит время — полчаса, час, два. Он становится все более рассеянным и суровым. Возобновляет свои пробы, к Шаманский сеанс у ачумавов тому же снова […]. Время от времени это продолжается часами. А другой раз не больше часа. Время от времени разочарованный шаман отрешается продолжать исцеление. Его дамагоми ничего не находят. Либо просто страшатся: «отрава» оказалась очень могущественным дамагоми, более сильным, чем они […]. Никчемно с ним биться".[971]

Обнаружив причину заболевания, шаман приступает Шаманский сеанс у ачумавов к исцелению. Кроме случаев утраты души, задачка состоит в том, чтоб извлечь «болезнь» либо высосать некое количество крови. Вкупе с высосанной кровью шаман вытаскивает зубами небольшой предмет, "схожий на маленький кусок белоснежной либо темной нити, время от времени же напоминающий обрезок ногтя".[972]Один ачумави произнес создателю: "Я не верю Шаманский сеанс у ачумавов, что все эти штуки выходят из тела хворого. Шаман всегда держит их во рту до исцеления. Он только завлекает ими болезнь, они служат для вытягивания яда. А по другому как его вытянешь?"

Некие шаманы просто высасывают кровь. Один шаман разъяснял, как он это делает: "Это темная кровь, другими Шаманский сеанс у ачумавов словами нехорошая кровь. Поначалу я выплевываю ее на руки, чтоб узреть, есть ли в ней болезнь. При всем этом я слышу, как мои дамагоми спорят. И они все желают, чтоб я отдал им напиться. Они отлично поработали для меня. Они посодействовали мне. Сейчас все они разгорячены. Их мучит Шаманский сеанс у ачумавов жажда. Они желают пить. Желают напиться крови…" Если шаман не даст им крови, дамагоми гневаются и звучно протестуют. "Тогда я пью кровь. Глотаю ее. Даю им. И это их успокаивает. Это их утешает. Это их охлаждает…"

Согласно наблюдениям Ангуло, "нехорошая кровь" не высасывается из тела хворого; это быстрее "продукт кровоизлияния Шаманский сеанс у ачумавов истерической природы в желудке шамана". Вправду, по окончании сеанса шаман смотрится очень усталым; он выпивает два либо три литра воды и "засыпает томным сном".[973]

Вроде бы то ни было, высасывание крови вероятнее всего является искаженной формой шаманского исцеления. Как мы помним, некие сибирские шаманы тоже пьют кровь Шаманский сеанс у ачумавов жертвенных животных и говорят, что в реальности ее жаждут и пьют духи-помощники. Этот необыкновенно непростой ритуал, основанный на священной ценности жаркой крови, является только "вторично шаманским" и, в купе с другими ритуалами, заходит в разные магико-религиозные комплексы.

В случае, если выявлено отравление другим шаманом, доктор после долгого Шаманский сеанс у ачумавов сосания кожи, выхватывает зубами волшебный предмет и указывает его. Время от времени отравитель находится посреди зрителей, тогда и шаман дает ему этот «предмет»: "Держи! Вот твой дамагоми, он мне ни к чему!" Если же идет речь о потере души, то шаман, непременно получив сведения от собственных дамагоми, начинает поиск и находит ее Шаманский сеанс у ачумавов, заблудшую в одичавших местах, на горе и т. д.[974]

Нисхождение в Ад

Сеанс ачумавских шаманов отличается собственной умеренностью. Но это не всеобщее правило. Трансу, который у ачумавов смотрится относительно слабеньким, в других племенах сопутствуют очевидные экстатические деяния. Шаман шушвапов (племя, живущее в центре Английской Колумбии) "ведет себя как Шаманский сеанс у ачумавов обезумевший, как наденет ритуальный головной убор (плетеная ткань длиной два и шириной один метр). Он начинает петь песни, которым его обучил дух-покровитель во время посвящения. Он пляшет до того времени, пока весь не взмокнет от пота, тогда и приходит дух, который с ним говорит. Потом шаман ложится Шаманский сеанс у ачумавов около хворого и сосет его нездоровое место. В конце концов он извлекает ремешок либо перо — причину заболевания, — которые исчезают, когда он на их подует.[975]

Зато поиск заблудшей либо похищенной духами души время от времени приобретает драматический нрав. У краснокожих томпсон шаман надевает маску и вступает на тропу, по которой когда Шаманский сеанс у ачумавов-то его праотцы направлялись в страну мертвых; если он не встречает душу хворого, то обыскивает кладбища, где погребены крещеные краснокожие. Но в любом случае он обязан биться с призраками, до того как ему получится отнять у их душу хворого; возвратившись на землю, он указывает участникам свою окровавленную дубинку. У краснокожих Шаманский сеанс у ачумавов туана в штате Вашингтон нисхождение в Ад еще больше близко к реальности: нередко поверхность земли открывают; шаман имитирует переход через поток; броской мимикой он изображает борьбу с духами и т. д.[976]У нутка, которые "похищение души" приписывают морским духам, шаман в экстазе ныряет в глубину океана и Шаманский сеанс у ачумавов ворачивается влажный, "время от времени из носа либо виска у него течет кровь, и он несет похищенную душу, зажав ее в пучке орлиного пуха".[977]

Как и всюду, при спуске в Ад с целью возвращения души хворого шаман идет по подземному пути мертвых, другими словами врубается в загробную мифологию собственного племени. Во время Шаманский сеанс у ачумавов церемонии погребения одна дама из племени юма растеряла сознание. Когда через несколько часов ее удалось привести в чувство, она поведала, что с ней случилось. Она вдруг оказалась на жеребце вкупе со своим погибшим пару лет вспять родственником. Вокруг нее было много всадников. Направившись на юг, они прибыли Шаманский сеанс у ачумавов в деревню, где жили юма. Она выяснила там людей, которых знала при жизни. Все отрадно вышли ей навстречу. Но позже она увидела густые клубы дыма, будто бы горела вся деревня. Она побежала, но, споткнувшись о кусочек бревна, свалилась на землю. Как раз тогда она пришла в чувство и увидела Шаманский сеанс у ачумавов склонившегося над ней шамана, который вылечивал ее.[978]Реже американского шамана вызывают для возвращения кому-либо ангела-хранителя, похищенного мертвецами из страны погибших.[979]

Но сначала для поиска души хворого шаман употребляет свое познание топографии Преисподней и способность экстатического ясновидения. Нет нужды приводить тут все данные, касающиеся утраты души и Шаманский сеанс у ачумавов ее поиска североамериканским шаманом.[980]Достаточно увидеть, что это верование обширно всераспространено в Северной Америке, в особенности в ее западной части, а его присутствие также и в Южной Америке исключает догадку о достаточно позднем заимствовании из Сибири.[981]Мы еще покажем в предстоящем, что теория утраты души как предпосылки заболевания, хотя, возможно, и поболее Шаманский сеанс у ачумавов поздняя, чем разъяснение заболевания любым вредным воздействием, все же представляется достаточно архаичной, а ее присутствие на южноамериканском материке не удается разъяснить поздним воздействием сибирского шаманизма.

Тут, как, вобщем, и везде, шаманскую идеологию (либо поточнее, ту часть классической идеологии, которая была ассимилирована и в значимой мере развита шаманами Шаманский сеанс у ачумавов) мы встречаем также в легендах и легендах, в каких фактически шаманы не бытуют. Такой так именуемый "североамериканский орфический миф", который существует в большинстве племен, в особенности на западе и востоке материка.[982]Вот версия йокутов телумни: Один человек теряет супругу. Он решает пойти за ней и сторожит у гроба. На вторую Шаманский сеанс у ачумавов ночь она подымается и идет, как будто спящая, направляясь в Типикиниц — страну погибших, распроложенную на западе (либо северо-западе). Ее супруг следует за ней прямо до реки, над которой находится повсевременно трясущийся и колышущийся мост. Супруга оборачивается к супругу и гласит: "Что все-таки ты делаешь, ты живой Шаманский сеанс у ачумавов, ты не сможешь пройти через мост. Ты просто упадешь и станешь рыбой". Среди моста стоит на охране птица, клики которой так стращают переходящих, что некие из их падают с моста. Но у мужчины был талисман, волшебная веревка, при помощи которой ему удается перейти через реку. На другом берегу он встречает Шаманский сеанс у ачумавов супругу в массе погибших, танцующих в кругу (традиционная форма "Ghost Danse" — "Танца Духов"). Мужик подходит поближе, и все начинают сетовать на его нехороший запах. Посланец Типикиница, Владыки Преисподней, приглашает его к столу. Сама супруга посланца подает ему неисчислимые яства, количество которых, хотя он и ест, никак не Шаманский сеанс у ачумавов миниатюризируется. Владык Преисподней спрашивает у него о цели его визита. Выслушав ответ, он гласит, что супруг сумеет забрать назад свою супругу, если сможет бодрствовать всю ночь. Умершие опять идут в хоровод, но мужик, чтоб не утомлять себя, отходит в сторону и только глядит. Типикиниц велит ему искупаться. Потом он Шаманский сеанс у ачумавов вызывает его супругу, чтоб убедиться, что она вправду является его женой. Супруги проводят ночь в кровати, разговаривая. Перед рассветом мужик засыпает, а проснувшись, обнаруживает в собственных объятиях гнилое бревно. Типикиниц шлет собственного посланца, чтоб пригласить гостя на завтрак. Он дает мужчине очередной шанс, и тот дремлет целый денек, чтоб Шаманский сеанс у ачумавов ночкой быть бодреньким. Вечерком все происходит так же, как и намедни. Оба смеются и резвятся до рассвета, и здесь мужик опять засыпает, чтоб пробудиться с гнилостным бревном в объятиях. Типикиниц опять вызывает его, дает несколько зернышек, которые посодействуют ему перейти через реку, и приказывает бросить Ад. Возвратившись, он ведает о собственных Шаманский сеанс у ачумавов приключениях, но просит родственников никому об этом не гласить, ибо он умрет, если не скроется на 6 дней. Но соседи выяснят о его исчезновении и возвращении, и мужик решает во всем признаться, чтоб иметь возможность возвратиться к супруге. Он приглашает всю деревню на огромное пиршество и ведает обо всем, что Шаманский сеанс у ачумавов он лицезрел и слышал в королевстве погибших. На последующий денек он погибает от укуса змеи.

Этот миф поражает сходством всех зарегистрированных вариантов. Мост, веревка, по которым герой проходит через адскую реку, благорасположенное лицо (старушка, старичок, Владык Ада), животное, сторожащее мост, и т. д. — все эти традиционные мотивы Шаманский сеанс у ачумавов нисхождения в Ад находятся практически во всех вариантах. В неких версиях (габриэлиньо и др.) испытание, через которое должен пройти герой, является испытанием целомудрия: он должен три ночи быть рядом с супругой в воздержании.[983]Версия алибаму гласит о 2-ух братьях, которые направились за умершей сестрой. Они идут на запад, добиваются Шаманский сеанс у ачумавов горизонта; небо там неустойчивое, в неизменном движении. Превратившись в животных, оба брата попадают на тот свет и при помощи Старика либо Старушки удачно проходят четыре тесты. Очутившись на высоте, они лицезреют прямо под собой понизу собственный земной дом (мотив "Центра Мира"). Они являются очевидцами танца погибших; там есть и их сестра Шаманский сеанс у ачумавов, они касаются ее волшебным предметом, она падает, и они забирают ее с собой в тыкве. Но по возвращении на землю они слышат, как их сестра рыдает в тыкве, и неосмотрительно открывают ее. Душа девицы улетает.[984]

Схожий миф зарегистрирован и в Полинезии, но североамериканский миф лучше сохранил память Шаманский сеанс у ачумавов об инициационных испытаниях — неотклонимом условии перед нисхождением в Ад. Четыре тесты, упомянутые в варианте алибаму, испытание целомудрием и в особенности испытание "всенощным бдением" очевидно носят инициационный нрав.[985]«Шаманским» элементом во всех этих легендах является нисхождение в Ад для того, чтоб возвратить оттуда душу возлюбленной дамы. Считается, что шаман может не только лишь Шаманский сеанс у ачумавов опять соединять с телом заблудшие души нездоровых, но также и оживлять погибших,[986]которые, возвратившись из Ада, говорят живым о том, что они лицезрели, — точно так же, как это делали те, которые «духом» нисходили в страну погибших, посещали в экстазе Ад и Рай и тысячелетиями питали многолетнюю визионерскую литературу всего Шаманский сеанс у ачумавов населения земли. Было бы преувеличением считать эти легенды продуктами только шаманских переживаний; ясно, но, что шаманы употребляют и интерпретируют такие переживания. В варианте алибаму герои ловят душу сестры таким же образом, каким шаман хватает душу хворого, заблудшую в стране погибших, чтоб возвратить ее на землю.


shedrovickij-g-p-shedrovickij-psihologiya-i-metodologiya.html
sheechnaya-bryushnaya-yaichnikovaya-v-zamknutom-rudimentarnom-roge-beremennosti.html
shefskie-proekti-regionalnogo-otdeleniya-molodaya-gvardiya-edinoj-rossii-konstantin-rajkin-vigonyat-studentov-nuzhno-obyazatelno-38.html