Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования

^ Шапошников В.А. Математика и Евангелие
(размышления над сказкой Ганса Христиана Андерсена «Снежная королева») 141


Как и всякая отменная притча, «Снежная королева» (1846) написана не только лишь для малышей, да и для взрослых. Если вас Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования изумила возможность отыскать в этой известной нам с юношества притче Андерсена, что-то о арифметике, то перечитайте ее снова, сейчас уже «взрослыми глазами», вглядываясь в знаки этой сказки.
^ Зло и его Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования природа
Начинается все с рассказа о том как тролль-дьявол мастерит зеркало «в котором все доброе и красивое миниатюризируется до нельзя, все таки нехорошее и отвратительное, напротив, выступает еще ярче, кажется еще хуже Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования». В нем можно отразить и вещи и мысли. Ученики тролля попытались, чтоб ничто в мире не осталось неотраженным в этом зеркале. Они даже решают попытку добраться с этим зеркалом до Неба, «чтобы Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования похохотать над ангелами и самим Творцом», но зеркало вырывается у их из рук, падает на землю и разбивается на бессчетные осколки, которые разлетаются по всему свету. Эти осколки попадают к людям, становясь оконными Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования стеклами, стеклами очков, либо мелкими частицами, застревающими в глазу либо попадающими прямо в сердечко. Да и каждый осколок сохраняет характеристики всего зеркала — крутить все с ног на голову, а попав в сердечко человека Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования — превращает его в кусочек льда. В предстоящем зло стает в притче в виде Снежной царицы, которая заглядывает в окна зимой, покрывая их ледяными узорами. Ее царство — это область снега и Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования льда, зимы и ночи, лунного света и бескрайних снежных равнин.

Зеркало, поточнее — неровное зеркало, — обычный образ небытия, материи и зла, восходящий к Платону и платоникам, а потом унаследованный христианской традицией. Зло — не творческое начало Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования, оно способно только искажать сотворенное Богом. Бес — только «обезьяна Бога», как стали гласить прямо за Августином. Конкретно искажением Божьего творения, глумлением над ним и занят тролль у Андерсена. В одном ряду с Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования образом «зеркала» стоит образ «стекла» — стекло только пропускает через себя изображение, в той либо другой степени искажая его и деформируя, будь то оконное стекло, стекло в очках либо зажигательное Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования (увеличительное) стекло, через которое Кай рассматривает снежинки. Последующий образ такого же ряда — «лед». Ледяная поверхность — также пример зеркальной поверхности, не считая того — лед есть знак эфемерного, призрачного бытия либо небытия — ледяные постройки Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования тают, обращаются в ничто под теплом солнечных лучей.

Не стоит удивляться и тому, что зло представлено в притче многолико — и троллем с целой школой учеников, и Снежной царицой. Зло плотно сплетено с утратой единства Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования, целостности, переходом к нескончаемому раздроблению и неопределенной множественности. В притче это более ярко выражено в виде дьявольского зеркала, которое разбивается на «миллионы и биллионы» осколков. В Евангелии есть рассказ об исцелении Герасинского Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования бесноватого. Сидячий в нем бес гласит о для себя в единственном числе. Но, будучи спрошен Иисусом о его имени (т.е. сути), отвечает: «легион имя мне, так как нас много» (Мк., 5, 6-9). Это нескончаемое Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования раздробление порождается жаждой самоутверждения и рвением к самодостаточности, что ведет в конечном итоге к предельному одиночеству. Вспомним фигуру Кая, сиротливо сидячего в больших пустынных чертогах Снежной царицы, где он Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования окружен только ледяными зеркалами. «Можно представить для себя ад, — пишет Павел Евдокимов, — как клеточку из зеркал: в их видишь только собственное отражение, нескончаемо умноженное и не встречающее более ничьего взгляда».
^ Эстетика зла и Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования математика
Когда Каю в глаз и в сердечко попадают осколки дьявольского зеркала он утрачивает способность созидать красоту цветов («Эту розу точит червяк! А та совершенно кривая!») и людей («У! Какая ты на Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования данный момент отвратительная!» — гласит он плачущей Герде). Но ему раскрывается другая краса — краса арифметической и геометрической корректности. Кай рассматривает в увеличительное стекло снежинки, которые походят «на шикарный цветок либо десятиугольную звезду». «Видишь, как Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования умело изготовлено! — гласит он Герде. — Это куда увлекательнее реальных цветов! И какая точность! Ни единой неверной полосы! Ах, если б они только не таяли!». Когда санки Кая уносились за санями Снежной Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования царицы: «Кай весь дрожал, желал прочитать «Отче наш», но в уме у него крутилась одна таблица умножения». Ну и саму Снежную царицу он лицезреет сейчас по-другому: «Кай посмотрел на нее; она была так Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования хороша! Более умного, очаровательного лица он не мог для себя и представить. Сейчас она не казалась ему ледяной, как в тот раз, когда она посиживала по ту сторону окна Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования и кивала ему головой; сейчас она казалась ему совершенством. Он совершенно не страшился ее и сказал ей, что знает все четыре деяния математики, да еще с дробями, знает сколько в каждой стране квадратных Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования миль и обитателей, а она только улыбалась в ответ. Тогда и ему показалось, что он и по правде знает не достаточно, и он устремил собственный взгляд в нескончаемое воздушное пространство».

Как лицезреем Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования, математика стает у Андерсена эмблемой красы, но красы злой и безбожной, только наружной красы. Наружный взор и наружняя краса, краса геометрической формы и четкого расчета, связана с природой зла. Зло происходит Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования из самоутверждения, что приводит к отделению и обособлению, а означает и к наружному, объективированному отношению. Наружный взор — одинокий взор, он способен открывать только вещь, но никогда не личность, не «другого», который был Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования бы способен повредить это одиночество.

Наружной, математической красе противопоставляется краса внутренняя — краса жизни, краса души и ее движений, краса лица. Эта краса также выражается вовне, но наружность тут не есть нечто самодовлеющее Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования, тут наружное есть знак, явление внутреннего, личного. «Показывать Бога за каждою вещью — вот цель искусства», — гласит Герман Гессе.
^ Противоборство злу
Притча Андерсена вся построена на выраженном различными методами, но все таки едином противопоставлении Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования: дьявола-тролля и Бога-Творца, снежинок и роз, снежных монстров и ангелов, зимы и лета, ночи и денька, Луны и Солнца, зла и добра, разума и сердца, погибели и жизни, забвения и памяти Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования, времени и вечности, и т.д. Сюжетно это противоборство оформлено как борьба Снежной царицы и Герды за Кая. При этом за образом Снежной царицы прячется бес, а за образом Герды — Богоматерь, за Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования которой, в свою очередь, раскрывается Христос.

Роза, — цветок Богоматери, — в притче является цветком Герды. Обозначенный смысловой ряд в особенности явен в последующем месте: «Розы цвели все лето восхитительно. Девченка выучила псалом, в каком Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования тоже говорилось о розах; девченка пела его мальчугану, думая при всем этом о собственных розах, и он подпевал ей: «Розы зацветают… Краса, краса! Скоро узрим мы малыша Христа». Малыши пели, взявшись Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования за руки, целовали розы, смотрели на ясное солнышко и говорили с ним, — им чудилось, что с него глядел на их сам малыш Христос. Что за чудное было лето, и как Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования отлично было под кустиками благоухающих роз, которые, казалось, должны были цвести вечно!». Кай, когда ему в глаз и сердечко попадают осколки зеркала сперва набрасывается на Герду и на ее розы: «Какие противные розы!» — орет Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования он, и, толкнув ящик с цветами ногою, вырывает две розы, а, после испуганного восклицания Герды, — еще одну. Последующее, показательное место: пребывание Герды у старенькой дамы, умевшей колдовать. Тут мы находим Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования описание Герды, в каком она сама сравнивается с розой: «Волосы у нее вились, и кудряшки окружали свеженькое, круглое, как будто роза, лицо девченки золотым сиянием». Тут вновь тот же ряд: Герда — роза Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования — (Богоматерь) — Солнце - (Христос). Старушка околдовывает Герду забвением, и конкретно роза, нарисованная на шапке старушки, а потом розовый кустик, вызванный из-под земли слезами Герды позволяют ей вспомнить все забытое. В конце концов, в конце Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования сказки поцелуи Герды принуждают щеки Кая «опять зацвести розами».

Забвение, утрата памяти — одно из проявлений зла. Когда Снежная царица два раза целует Кая — он запамятывает и Герду, и бабушку, и всех домашних Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования (3-ий поцелуй, гласит Снежная царица, — убил бы его). Память — прорыв из незапятанной временности в вечность, победа над временем. Так было уже у Платона, так и у Августина. Герда (не забудем Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования при всем этом и тех, кто стоит за ней) противоборствует в притче забвению и погибели и одолевает их.

В чем источник ее возможности к такому противоборству? На просьбу оленя дать Герде силу 12-ти богатырей Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования, мудрейшая финка гласит о девченке: «Сильнее, чем она есть, я не могу ее сделать. Не видишь разве, как велика ее сила? Не видишь, что ей служат и люди и животные Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования? Ведь она босоногая обошла полсвета! Не у нас занимать ей силу! Сила - в ее милом, невинном детском сердечке».

Главное орудие Герды — это молитва и слезы. Конкретно молитва два раза помогает ей на Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования подступах к чертогам Снежной царицы. В саду у старушки-колдуньи слезы Герды возвращают из под земли розовый кустик, оживляют его от погибели к жизни, а позже, — в чертогах Снежной царицы, - молитва и слезы возвращают Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования от погибели к жизни Кая: «Тогда Герда зарыдала; жаркие слезы ее свалились ему на грудь, просочились в сердечко, растопили его ледяную кору и расплавили осколок. Кай посмотрел на Герду, а она запела: «Розы Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования зацветают… Краса, краса! Скоро узрим мы малыша Христа». И Кай вдруг залился слезами и рыдал так длительно и так очень, что осколок вытек из глаза вкупе со слезами. Тогда он вызнал Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования Герду и очень обрадовался».
^ Разум и сердечко
Принципиально направить внимание на то, как Андерсен обрисовывает трон Снежной царицы: «Посреди наибольшей пустынной снежной залы находилось замерзшее озеро. Лед его треснул на тыщи кусков, ровненьких Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования и правильных на чудо. Среди озера стоял трон Снежной царицы; на нем она восседала, когда бывала дома, говоря, что посиживает на зеркале разума; по ее воззрению, это было единственное и наилучшее зеркало Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования в мире».

Как видно из этих слов, Снежная царица олицетворяет самодовлеющий разум. Тут мы находим не только лишь уже знакомые нам знаки ледяного зеркала и зеркала, разбитого на огромное количество осколков, но Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования зеркало стает к тому же как «зеркало разума». Когда сердечко человека обращается в кусочек льда, его разум становится таким зеркалом (зание = «отражение»), которое отражает мир объективно и холодно в согласовании Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования с четким математическим расчетом (что символизируется разбиением зеркала на кусочки — «ровные и правильные на диво»). Разум становится тогда, по словам Снежной царицы, «единственным и наилучшим зеркалом в мире», либо, как гласили Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования ученики тролля, — это позволяет «увидеть весь мир и людей в их реальном свете». Мы получаем познание на удивление четкое, но расколотое и фрагментарное. Не считая того, — это познание чисто наружное. Внутренние смысл и ценность Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования для него недосягаемы. Людская личность для такового разума не существует, человек распадается в арифметическую сумму чисто снаружи соединенных проявлений, зато каждое из их в отдельности начинает восприниматься со всей ясностью Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования и отчетливостью. Конкретно это и происходит с Каем, благодаря осколкам дьявольского зеркала: он обретает способность точно принимать наружные черты поведения людей, что позволяет ему очень похоже их передразнивать и «выставлять напоказ все их странности Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования и недостатки». Это аналитический взор без любви.

Поглядим сейчас, чем занят Кай в чертогах Снежной царицы. Андерсен пишет: «Кай возился с плоскими остроконечными льдинами, укладывая их на различные лады. Есть Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования ведь такая игра, когда складывают фигуры из древесных дощечек, именуется она «китайскою головоломкою». Кай тоже складывал различные причудливые фигуры из льдин, и это именовалось «ледяной игрой разума». В его очах эти фигуры были чудом искусства Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования, а ложить их — занятием первой значимости. Это происходило от того, что в глазу у него посиживал осколок магического зеркала! Он складывал из льдин целые слова, но никак не мог Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования сложить того, что ему в особенности хотелось, — слова «вечность». Снежная царица произнесла ему: «Если ты сложишь это слово, ты будешь сам для себя государь, и я подарю для тебя весь свет и пару Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования новых коньков». Но он никак не мог его сложить».

Только приход Герды позволяет решить эту задачку, над которой неудачно трудился Кай: «Она смеялась и рыдала от радости. Да, удовлетворенность была такая, что Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования даже льдины пустились в пляс, а когда утомились, улеглись и составили то самое слово, которое задала сложить Каю Снежная королева». (В этом месте полезно вспомнить, что ранее Герда отвергла неверный образ вечности — отказалась Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования остаться в саду у старушки-колдуньи, где время не шло, где было всегда лето, но где необходимо было запамятовать о прошедшем, запамятовать о собственной любви, отказалась совершить побег из истории).

Зание, ставшее Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования «ледяной игрой разума», невзирая на все свое горделивое самодовольство, неспособно сложить слова «вечность». Это та сфера, которая своими усилиями людского разума недостижима. Вечность раскрывается только как дар радости любящему и Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования способному к самоотречению сердечку, сохраняющему детский, чуждый всяких расчетов взор на мир. «Вечность» — не умственная головоломка (вспомним образ обычной науки, как имеющей дело с «задачами-головоломками», у Томаса Куна), решение которой позволяет стать Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования себе государем, и владеть не только лишь «парой новых коньков», да и «всем светом». Владеть кое-чем в этом мире, как и наследовать вечность, можно только принимая все это как незапятнанный дар любви от Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования Того, кто вопреки всем разумным расчетам одолевает время и погибель. Это максимально ясно и ясно показал современник и соотечественник Андерсена — Сёрен Киркегор.

Притча завершается словами: «Холодное, пустынное великолепие чертогов Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования Снежной царицы было позабыто ими, как тяжкий сон. Бабушка посиживала на солнышке и звучно читала Евангелие: «Если не будете как детки, не войдете в Королевство Небесное!» Кай и Герда глянули друг на Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования друга и здесь только сообразили смысл старенького псалма: «Розы зацветают… Краса, краса! Скоро узрим мы малыша Христа». Так посиживали они рядышком, оба уже взрослые, но малыши сердечком и душою, а на дворе Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования стояло теплое, благодатное лето!».
^ Евангелие и математика
Последними строками собственной сказки Андерсен уже очевидно отсылает нас к Евангелию. Но соответствует ли тому, что мы находим в Благой вести такая жесткая антитеза математического Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования разума и безрасчетно любящего и верящего сердца?

Математический космос пифагорейцев и платоников, где все соразмерно и исчислено, за которым стоит Бог-геометр (Плутарх о осознании Бога в «Тимее» Платона), где все, что Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования не полностью укладывается в точную математическую меру списывается на счет иррационального вещественного начала, первозданного хаоса, не до конца укрощенного Богом-творцом, имеет соответствие и в Библии. При этом в Священной книжке этот момент Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования еще усилен непризнанием самостоятельного начала хаоса, ведь «все сотворил Бог из ничего» (2 Мак., 7, 28). Ветхий Завет знает Бога-геометра, проводящего «круговую черту по лицу бездны» (Притч., 8, 27), и гласит о Боге: «Ты все Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования расположил мерою, числом и весом» (Прем., 11, 21), также: «Всевышний на весах взвесил век сей, и мерою измерил времена, и числом исчислил часы» (3 Езд., 4, 36-37). Новый Завет не отрешается от этого взора: «у вас и Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования волосы на голове все сочтены», гласит Иисус (Мф., 10, 30; Лк., 12, 7). Но при всем этом принципиально не запамятовать, что настоящие число, мера и вес для всего ведомы только Тому, кто и расположил все в согласовании Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования с ними, т.е. Богу.

Проявлением «меры, числа и веса» в области межчеловеческих отношений и отношений человека к Богу, в том виде, в каком это доступно человеку, в Ветхом Завете выступает Закон Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования. Во времена Христа формально-арифметическая сторона Закона имела очевидную тенденцию к усложнению и конкретизации на все случаи жизни. В Евангелиях выразителями этого духа математического рационализма выступают фарисеи, многие же слова Христа имеют ярко выраженный Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования антифарисейский пафос. Сначала идет речь о неприемлемости математического расчета, когда идет речь снова же об отношениях меж людьми и отношениях меж человеком и Богом, другими словами как раз о Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования тех отношениях, которые выражаются словом «любовь» по преимуществу.

Так на вопрос Петра: «Господи, сколько раз должен я прощать брату моему, если он будет грешить против меня? До 7 ли раз?», Иисус отвечает ему: «не Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования говорю для тебя: до 7, но до семидесяти раз семи» (Мф., 18, 21-22). При этом слова «до семидесяти раз семи» разумеется означают в этом случае «неограниченно», что подтверждает и сказка, которая следует за этим ответом Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования. В сказке о царе, который возжелал сосчитаться со слугами своими, наглядно представлена идея о необходимости прощать долги (= грехи) нашим ближним, как и Бог прощает долги нам, просто прощает, без счета (Мф Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования., 18, 23-35). Эта идея подтверждается дальше притчей о работниках в винограднике (Мф., 20, 1-16), где работники получают вознаграждение не в согласовании с расчетом наград, а по щедрости и отсутствию зависти у владельца виноградника. Есть и многие Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования другие места, которые подтверждают, что Богом в его отношении к человеку управляет не прохладный расчет и сверенная мера, а любовь, щедрость и милость. «Не мерою дает Бог Духа» — гласит евангелист Иоанн (3, 34). В согласовании Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования с этим и человеку заповедуется «быть совершенным, как совершен Отец его Небесный» (Мф., 5, 48), и в собственных отношениях с людьми управляться этим же. Более того: Иисус демонстративно нарушает естественные мирские расчеты: он Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования насыщает пятью хлебами и 2-мя рыбами несколько тыщ человек (Мф., 14, 15-21; 15, 32-38; Мк., 6, 35-44; Лк., 9, 12-17; Ин., 6, 5-14); прогуливается по воде сам и предлагает Петру сделать то же (Мф., 14, 25-31); гласит: «если будете иметь веру с зерно горчичное, то Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования скажете этой горе: «перейди отсюда туда», и она перейдет; и ничего не будет неосуществимого для вас» (Мф., 17, 20; 21, 21-22; Мк., 11, 23-24; Лк., 17, 6); Он призывает собственных учеников не хлопотать о мирских расчетах (Мф., 6, 25-34; Лк., 12, 22-31) и ведает Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования притчу о безрассудном богаче (Лк., 12, 16-21). Таким макаром, отвержение математического разума распространяется не только лишь на дела с Богом и ближним, да и на все расчеты людской жизни, которые мешают человеку находить Царствия Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования Небесного и правды его. Все это позволило апостолу Павлу сказать, что «мудрость мира этого есть безумие пред Богом» (1 Кор., 3, 19).

Но в самом ли деле тут есть противоречие меж Ветхим и Новым Заветами? Не Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования случаем Христос произнес об их соотношении: «Не задумайтесь, что Я пришел упразднить Закон либо Пророков. Я пришел не упразднить, но исполнить» (Мф., 5, 17). Что за «математику» отторгает Евангелие? Оно отторгает арифметику, поставленную на Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования службу маммоне и, тем, несопоставимую со службою Богу; оно отторгает арифметику направленную на самодостаточное земное устройство, на самоутверждение без Бога. Ветхий Завет гласит о другой «математике»: о арифметике как видимом явлении Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования Премудрости Божией в мире, величавой «художницы», «веселящейся пред лицем Его во всегда на земном кругу Его», и щедро делящейся этой радостью с сынами человечьими (Притч., 8, 30-31), — о софийной арифметике. Такое различение 2-ух Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования «математик» очень близко к различению, проводимому Платоном в седьмой книжке «Государства». Отличие же состоит в другом отношении к миру.
^ Отвержение мира и его принятие
Хотя у Платона и остается не ясным до конца Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования является ли пребывание человека в этом мире результатом его свободного выбора, исполнением воли Бога-творца либо действием необходимости, связанной с хаотическим, вещественным началом мира; но в целом в платонической традиции преобладает тенденция к Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования отвержению мира, бегству из него, к развоплощению. Так Прокл, говоря о правильном отношении к геометрии, приводит пифагорейское изречение «чертеж и шаг, а не чертеж и три обола», объясняя его так: «следует заниматься Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования той геометрией, которая с каждой аксиомой делает шаг на пути к горнему и подымает душу ввысь, и не позволяет ей опускаться в область чувственно воспринимаемого и использовать геометрию к обыденным человечьим Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования нуждам, в погоне за которыми запамятывают о бегстве отсюда» («Комментарий к Евклиду»).

Евангельское отношение к миру другое. Иисус утверждает о для себя и собственных учениках, что они «не от мира», но в то же Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования время, обращаясь к Папе, гласит: «Я не молю, чтоб Ты взял их из мира, но чтоб соблюл их от лукавого» (Ин., 17, 14-16). Христианин призван оставаться «в мире» будучи при всем этом «не Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования от мира». Это феноминальное отношение разъясняется тем, что, с одной стороны, мир создан Богом-Отцом и как такой «хорош», заслуживает принятия, но, с другой стороны, — мир в каком мы живем Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования есть мир в критериях грехопадения, он насквозь пропитан злом и грехом и находится во власти «лукавого», а означает должен быть отторгнут. При этом соотношение этих 2-ух качеств одного мира так трудно, что задачка конкретного проведения Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования демаркационной полосы, - отделяющей раз и навечно то, что в этом мире от Бога, оттого, что в нем от беса, — оказывается неразрешимой. Эта трудность связана с самой природою зла, которое, не создавая Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования ничего собственного, только извращает сделанное Богом, при этом так, что эта порча способна просачиваться во все сотворенное, представая всесущей. К примеру, математика может стать в контексте изначального плана Божьего о мире Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования, а может обернуться броским проявлением греховного извращения его. Сложность христианского дела к миру и заключается в том, чтоб не утратить ни одну из 2-ух сторон этой антиномии, на всех уровнях, во всех ситуациях и Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования всякий раз поновой открывать двойственность этого мира, принимая мир в его богоданности и отвергая — в зараженности грехом.

Как лицезреем, Андерсен упростил ситуацию, избрав только одну из сторон дела к арифметике. Тонкость Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования тут в том, что одна и та же математика может получать разный духовный символ, зависимо от того смыслового контекста в который она врубается. Обыкновенные решения при всем этом не проходят. Нельзя Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования, к примеру, принять геометрию, которая по словам Симоны Вейль всегда «исходит из креста», и отторгнуть алгебру, т.е. провести демаркационную линию просто снаружи дисциплинарно отделив одну часть арифметики от другой, хотя об «ангеле Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования геометрии» и «демоне абстрактной алгебры», если пользоваться словами Германа Вейля, т.е. духе геометризма и, обратном ему, духе алгебраизма, любой из которых способен пронизывать всю арифметику, гласить уже может быть. И Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования все-же, тяжело не согласиться с Андерсеном, когда он подводит нас к мысли, что математика чисто наружняя, количественная, коль скоро она претендует на исключительность, становится орудием порожденного грехом дела к миру. Но появляется Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования вопрос: вероятна ли чисто внутренняя, высококачественная, математика, которая выражала бы мир в перспективе Божественной Любви и Премудрости?
^ Пример из аввы Дорофея 142
Разглядим один кусок из «Душеполезных поучений» преподобного аввы Дорофея (приблизительно начало VII Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования в.). Назидание шестое он завершает рассуждением о связи 2-ух заповедей любви: к Богу и к ближнему. Любовь к Богу не отдаляет нас от близкого, как могло бы показаться, а, напротив, приближает к Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования нему, равно как правильно и оборотное: подлинная любовь к ближнему приближает нас к Богу, а не удаляет от Него. Эту идея авва Дорофей иллюстрирует средством геометрических образов: «И чтоб Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования яснее вам осознать силу произнесенного, предложу вам сопоставление, переданное от отцов. Представьте для себя круг, начертанный на земле, средина которого именуется центром; а прямые полосы, идущие от центра к окружности, именуются радиусами. Сейчас Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования вдумайтесь, что я буду гласить: представите, что круг сей есть мир, а самый центр круга — Бог; радиусы же, т.е. прямые полосы, идущие от окружности к центру, сущность пути жизни людской. Итак, как святые Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования входят вовнутрь круга, желая приблизиться к Богу, так, по мере вхождения, они становятся поближе и к Богу, и друг к другу; и сколько приближаются к Богу, столько приближаются и друг к другу Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования; и сколько приближаются друг к другу, столько приближаются и к Богу. Так разумейте и об удалении. Когда удаляются от Бога и ворачиваются ко наружному, то разумеется, что в той мере, как Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования они исходят от средоточия и удаляются от Бога, в той же мере и удаляются друг от друга; и сколько удаляются друг от друга, столько удаляются и от Бога. Таково естество любви: как мы Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования находимся вне и не любим Бога, так каждый удален и от близкого. Если же возлюбим Бога, то сколько приближаемся к Богу любовью к Нему, столько соединяемся любовью и с ближним Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования; и сколько соединяемся с ближним, столько соединяемся с Богом».

Можно сказать, естественно, что пример этот очень прост, но тут мы все таки лицезреем как хоть и очень примитивные, но истинные геометрические дела Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования входят в смысловой контекст, относящийся к духовным, внутренним вопросам, и геометрические дела эти стают с чисто высококачественной стороны. Хотя подобные примеры довольно многочисленны, но они остаются фрагментарными и не могут претендовать Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования на то, чтоб образовать альтернативную арифметику. Но все таки мы лицезреем тут, что означает другой взор на арифметику, и нет оснований утверждать, что нельзя и в более сложных математических конструкциях узреть знаки духовной действительности, делающие Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования саму эту действительность отчетливее расчлененной и доступной для нас.

Так убежденность в особенной роли арифметики для постижения духовной действительности в XIX веке высказывал в собственном «Слове о смерти» святитель Игнатий Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования Брянчанинов, имея в виду, сначала, опыт математических рассуждений о бесконечности. Точно разъяснить дела тварей к Творцу, в своем смысле непостижимые и не поддающиеся объяснению, способна, по его словам, только математика. О «сверхъестественном Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования применении математики» гласила в XX веке Симона Вейль, в этом направлении трудился о. Павел Флоренский.

Но даже если не все математические конструкции могут быть прочтены как конкретные знаки духовных явлений, то нет колебаний в Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования том, что сама краса построений незапятанной арифметики может быть погружена в таковой смысловой контекст, в каком она предстанет как род молитвы и славословия, так что занятие арифметикой станет вторить Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования словам псалмопевца: «Яко возвеличишася дела Твоя, Господи, вся премудростию сотворил еси».

Но феномен заключается в том, что приводить примеры такового дела к арифметике очень тяжело. Как и всякая подлинная молитва, оно прячется в области конкретных Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования отношений меж этим человеком и Богом, в которые 3-ий не вхож. Этот феномен христианского дела к миру очень ярко и образно выразил Сёрен Киркегор в «Страхе и трепете» (1843, за Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования три года до сказки Андерсена). «Эстетик» Киркегора стремится владеть земным своими силами, но никогда не может этого достигнуть, «этик» — отрешается от земного во имя абстрактного общего, также его теряя, и только «рыцарь веры» обретает Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования земное единственно вероятным для человека методом: в каждую минутку собственной жизни полностью отказываясь от него как собственной принадлежности и в ту же минутку получая его от Бога как незапятнанный дар любви, «покупая каждое Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования мгновение собственной жизни самою дорогою ценой». Снаружи как эта жертва, так и этот дар не заметны: Киркегор ассоциирует рыцаря веры с танцором, совершающим в каждое мгновение умопомрачительный прыжок, но делающим это Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования так умело, что мы не замечаем его танца. Исключительно в особенных случаях пред нами может приоткрываться заавесь этой потаенны.

Заключение

На этом мы оборвем наши рассуждения. Остается сказать слова благодарности датскому Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования сказочнику, который отдал нам повод поглядеть на арифметику в непривычном для нас контексте. Но математика потянула за собой и поболее глубочайшие трудности, главные из которых — неувязка зла и неувязка целостности. Эти задачи были в центре Шапошников В.А. Математика и Евангелие - Новая библиотека гуманитарного образования внимания российской религиозной философии 2-ой половины XIX века. В особенности охото отметить трактат Памфила Юркевича «Сердце и его значение в духовной жизни человека» (1860), однозвучный приведенным выше размышлениям.


shema-20-elektromagnitnaya-kartina-mira-xix-v-nachalo-xx-v.html
shema-231-shema-virabotki-strategii-kompanii-uchebnoe-posobie-po-kursu-ekonomika-promishlennosti-i-upravlenie.html
shema-3-metodika-dfs-kak-sistema-otnoshenij-s-prostranstvom.html